Правила отцовства

17.02.2016

В интервью Отцовскому клубу Владислав Бурда рассказал о своем отце, известном знатоке Борисе Бурде, о своих принципах воспитания и взглядах на семейную жизнь.

Burda

Отец со сверх-способностями

Мой отец – Борис Бурда, многократный обладатель «Хрустальной Совы» — высшего титула игры «Что? Где? Когда?» Примерно с моего пятилетнего возраста он рассказывал мне книги. Кому-то родители читают книги, мне отец их рассказывал наизусть. Но только первые две или три главы, чтобы пробудить интерес. Потом я обязательно их дочитывал – надо же знать, что дальше случилось. Как сказали бы теперь, он делал «трейлер» каждой книги. Когда я подрос, он помогал мне формировать мою библиотеку.

У него  феноменальные способности и энциклопедические знания. По наследству это не передается.  Как-то я попытался играть в брейн-ринг, но это для меня закончилось таким провалом, что я больше никогда этого не повторю. Это не мое, у меня нет такой широкой эрудиции, такого объема знаний и такой способности вытаскивать эти знания в момент, когда они необходимы.

Мне всегда было интересно смотреть все программы с его участием. Я смотрел все его программы и гордился им. Будучи уже  достаточно взрослым я подключился к процессу поиска спонсора для него.

На поле отца невозможно было конкурировать и проявить себя. Его способности встречаются  у одного человека на 100 000,  если на миллион. Поэтому мне пришлось искать свое поле.

Burda and fС другой стороны, когда у тебя очень успешный и способный отец – это большой вызов. Приходится гораздо больше над собой работать. Как президент Ассоциации владельцев семейных компаний, я общаюсь с предпринимателями со всего мира. Очень хорошо понимаю наследников семейных бизнесов, которые смотрят на своих родителей снизу вверх. Их родители кажутся им очень большими, а они кажутся себе очень маленькими. В таких случаях требуются большие усилия, чтобы найти себя, найти свою нишу и стать личностью.

Школа жизни

Если оценивать все, что сделал для меня мой отец, то самым важным я бы назвал мои поездки с ним в летние лагеря в районе Керчи.
Отец был  большим активистом клуба самодеятельной песни (КСП). Несколько лет подряд его друзья организовывали отдых на море, там были почти все взрослые, очень мало детей.

В этой компании мне нужно было вести себя как взрослому: готовить себе еду, разжигать костер, собираться на линейках, дежурить на кухне. Чтобы меня воспринимали как участника большой семьи,  нужно было брать на себя обязательства и выполнять их. Остаться там ребенком было невозможно. Нельзя было сделать вид, что с меня спрос маленький, потому что я ребенок.

Вспоминая этот опыт теперь, я могу сказать, что это было время формирования меня как личности. И все это стало возможным благодаря отцу.

Он предложил мне эту инициативу, дал мне достаточно свободы, и я эту свободу реализовал.

Первый раз я поехал в такой лагерь, когда мне было лет 11 или 12, всего я ездил туда четыре года подряд. Отец был со мной там, но у него была своя жизнь, я был предоставлен сам себе.В детстве я болел астмой и родители не знали как на меня подействует эта поездка. Отец взял тогда с собой гору лекарств, но оказалось, что крымский климат целебен для меня и лекарства не пригодились.

Я не знаю где бы я еще смог бы себя проявить.В школе этой возможности не было. В детские летние лагеря мне было не интересно ездить. В них всегда была слишком жесткая атмосфера. А со взрослыми мне было интереснее, чем с сверстниками.

«Своим сыновьям я ничего не должен»

У меня четверо детей, все – сыновья. Старшему – 26 лет, второму – 21, третьему – 14 лет и четвертому, самому младшему – восемь лет.

Как я мотивирую старших? Они знают, что никто никуда не будет их устраивать. После того как им оплачено образование, я им уже ничего не должен. Они сами отвечают за свою жизнь.

Оба старших сына уже закончили учебу. Сейчас они работают. У нас в семье безбилетных пассажиров нет. Они получают опыт, но не в моей компании. Пока им еще рано с нами работать. Для этого нужно иметь достаточно опыта и авторитета, чтобы не только родители, но и другие сотрудники захотели работать с ними.  Они должны быть в два раза лучше, чем среднестатистический сотрудник на рынке. Ведь детей босса обычно не очень приветствуют в компаниях.

Burda and s

Начинать карьеру у родителей — это довольно рискованно. Я этого не рекомендую ни одной семейной компании. По одной простой причине. Если твой ребенок не справится со своими обязанностями, то придется его уволить. Недопустимо содержать в бизнесе  члена семьи, который губит семейное предприятие. Вероятность того, что он после увольнения второй раз зайдет в эту же воду — очень мала.

Дети могут быть стажерами, а начинать работать по-настоящему они могут только во внешней компании. Тогда они получат внешний опыт, пройдут через какие-то испытания. И после этого будет понимание их уровня и понимание того какую задачу им можно поручить.

Конечно, было бы идеально, если бы мои сыновья присоединились к моей компании в будущем. Я надеюсь, что все сложится так, что мы окажемся в одной лодке.

Откуда берутся разводы

У меня есть своя теория о том, почему распадаются семьи, к которой я пришел после 24 лет брака. Сейчас я в третьем браке.

В молодости,  в период неосознанной любви, может состояться любой брак. Но взрослея, люди движутся с разной скоростью. И изменение скорости происходит в разный момент времени. Представим себе:  познакомились парень с девушкой во время учебы в Институте (как было в моей жизни), но дальше у каждого из них жизнь складывается по-своему. Карьера складывается по-разному и скорость принятия решений тоже сильно отличается. В какой-то момент скорость принятия решений становится критически разной и брак распадается.

Есть три  параметра, по которым можно судить о надежности брака. Скорость, с которой партнеры движутся по жизни и точность, с которой они движутся. Под точностью я понимаю процент правильных или ошибочных решений, то есть таких решений, негативные последствия которых  видны сразу. Если у одного партнера девять из 10 решений правильны, а у другого гораздо меньше, такой брак не удержится. Ведь у одного партнера будет высокая нетолерантность к ошибающемуся.

Третий важный критерий хорошего брака – уважение. У каждого человека есть группа людей, чье мнение он уважает и группа людей, чье мнение он подвергает сомнению. Супруги обязательно должны находиться в первой группе.

Если совпадают три эти параметра, то брак можно считать достаточно устойчивым. Сохранить все три параметра очень сложно. Браки распадаются именно потому, что какой-то из элементов этой конструкции слишком расшатан.

Главные качества хорошего отца

Первое. Хороший отец это счастливый отец. Меньше всего дети хотят видеть своих родителей несчастными. Потому что ничто не разрушает их внутри больше, чем несчастные родители.

Что я понимаю под словом «счастливый»? Это здоровый, реализовавший себя мужчина. Состоящий  в хорошем браке, понимающий, что он делает и как идет по жизни.

Человек, который понимает, что его счастье — в его руках и поэтому не ждет никаких поблажек ни со стороны общества, ни со стороны государства.

Второе. Хороший отец успешен. Это вовсе не значит, что он обязательно богат.Он может быть художником, который пока не зарабатывает достаточно, потому что его талант еще не признан. Но он делает свою работу с любовью и уверен: то, что он делает —  правильно. И ему это нравится. Это уже успех.

Burda and ss

Третье. Хороший отец — это надежный отец. Ребенок может не понимать важность этого критерия, но это хорошо понимает мама. Она должна знать, что может положиться на своего мужа.

Четвертое – у хорошего отца широкий кругозор и много интересных хобби, которые легко сочетаются с интересами семьи.

О воспитании и наследстве

Вряд ли в воспитании можно найти какие-то универсальные стратегии. Есть дети, которых вообще никто не воспитывает, а они вырастают успешными. Есть дети, которых опекают с самого раннего возраста, но они далеко не всегда достигают значительных высот.

В воспитании самое важное личный пример, свобода выбора, которую дали ребенку , поддержка в получении им хорошего образования. Этого достаточно.

Я против раздачи своего состояния на благотворительность. Часто такие поступки совершаются из-за предположения о том, что дети не справятся с наследством. Сыну или дочери оставляют малую часть,  а львиная доля  —  на благотворительность. Выходит, что такой отец не считает своего наследника достаточно умным, чтобы управлять его предприятием.

Вспоминая свое детство, я могу сказать, что задатки будущего предпринимателя у меня были с семи лет. Именно в этом возрасте я начал играть в преферанс. Кроме этого я очень любил играть в «Монополию» и до сих пор в нее играю. Мне очень нравились любые азартные игры, у меня был разряд по шахматам, я люблю нарды, шашки, го, я люблю все настольные игры. Наверное, это был первый сигнал того,что мне будет интересна конкуренция и моя позиция на рынке, и какую выгоду можно извлечь.

Мне исполнилось 16 лет в 1988 году. В то время не было никакой литературы о  предпринимательстве. До того, как начать розничный бизнес я перепробовал штук 10 разных направлений. Начиная от продажи газет и журналов и заканчивая торговлей магнитофонами. Покупка здесь ненужных вещей, продажа ненужных вещей там и наоборот. Много лет я занимался какими-то безумными экспериментами  до того как нашел свою нишу и решил в ней остаться

Нынешняя школа и система образования не способствуют ни формированию здоровой личности, ни развитию навыков предпринимательства. Знания, которые даются в школе чаще всего уже устарели. Способ передачи этих знаний не востребован в современном мире. Школа стала инструментом освобождения родителей от необходимости сидеть с детьми. Один позитив в школе: ребенку приходится социализироваться, понимать своих сверстников и учиться общаться с ними.

А формированию личности способствуют мероприятия вне школы – летние и зимние  лагеря, неформальные встречи, участие в форумах, ивенты, в которых есть взаимодействие взрослых и подрастающего поколения, в общем — любые вещи, которые не связаны с традиционной системой образования.

О своих учителях

Способность привлекать учителей это самое главное качество предпринимателя, который хочет расти. Потому что без учителей ты очень быстро достигаешь потолка и двигаться дальше не можешь.

Моими учителями были Джон Вард, который меня ввел меня в науку семейного бизнеса;  Джозеф Астрахан —  исследователь номер один  в области семейного бизнеса, один из лучших специалистов по построению семейных генограм.

Моим учителем является Ичак Адизес (Ичак — разговорная форма имени Ицхак- ред.) , с которым мы провели очень интенсивные шесть лет с 2003 по 2009 год, одним из моих учителей является Грегори Рейтер, создатель очень хорошей системы по созданию стратегического планирования предприятия.

Хорошим учителем является Владимир Шубин, который научил меня созданию методики прорыва, которую я использовал два раза в своей компании в 1996 году и в 2006 году. Хорошим учителем у меня был Джордж Мэннерс, который был одним из основных преподавателей МВА.

Прекрасным учителем является  Орения Яффе-Янаи,  один из самых сильных консультантов для супругов, которые вместе делают бизнес. Я достаточно долго —  15 с половиной лет — проработал с супругой в бизнесе. И  без ее школы мне было бы крайне сложно. Блестящим учителем у меня был Антонио Менегетти, у которого я проходил несколько практик  в разных странах и которого я считаю хорошим базисом для развития предпринимательства в жизни.

Хочу ли я быть похожим на своих учителей? Скорее нет. Я не могу сказать, что кто-то из предпринимателей был моим учителем. Ведь у предпринимателя нет времени учить, он делает бизнес. Нет смысла стараться быть на них похожими, потому что все равно весь смысл всех учений в том, чтобы найти свой собственный путь. А поиск призвания делает бессмысленным стремление быть похожим на учителя. У предпринимателей можно брать, как предмет для подражания, отдельные черты характера. Например, Стив Джобс —  пример для каждого из нас в том как он создавал новые рынки. Но мне бы не хотелось вести себя как он по отношению к подчиненным или к совету директоров.

Я в последнее время пытаюсь заниматься тем,  на что в Украине из практикующих бизнесменов редко кто решается – учу интеграции поколений в семейном бизнесе.  Время покажет насколько хорошо у меня это получается. Но пока мне это очень интересно. И, возможно, это станет основой моей новой профессии, когда наследники уже будут готовы к бизнесу.

http://fathersclub.com.ua/burda_vladyslav/